Танец

Потанцуй со мной — смехом паяца
Скроем мы необученность танцам.

У нас нет мягкой лжи патефона —
Лишь суровая правда айфона.

Обнажённые, чистые звуки —
Не важны им ни лица, ни руки,

Не важна им дрожащая тьма —
Нагота эта сводит с ума.

Неуклюжим, застенчивым танцам
Ни к чему оголтелость испанца —

Слёзы старого венецианца,
Разлучённого с морем, признаться,

Куда больше нам, милый, идут.
Наш неловкий, забавный дебют —

Это повод навеки остаться
В этом нашем, всегда нашем танце.

Совсем зима

Зима. Совсем зима. Хотя ноябрь
Ещё отмечен точкой на стене.
Сейчас б скучать, отращивая жабры,
Тоскуя по приснившейся весне.

Но снег, но лёд; окрашенная белым,
Печаль другая — чище и нежней.
И ты опять движением несмелым
Рисуешь знаки на щеке моей.

***

В платке, небрежно брошенном на стул
(Как будто то не стул совсем, а плечи
Заветные), внезапно утонул
Казавшийся бескрайне длинным вечер.

А звёзды как преддверие конца
И — вместе с тем — начала долгой ночи
Столпились у заветного лица,
Разлуку — или встречу — нам пророча.

Какая, Боже правый, чепуха:
Концы, начала, мёртвые надежды…
Касанием влажнеющего мха
Покажется промокшая одежда

Бескрылым нашим спинам. Затвори
Окно немое — глаз холодной ночи.
Она — и следом — медный цвет зари
Разлуку — и любовь — нам напророчат.