Майская королева

Земля, распухшая от неги;
Сосцами тонкими побеги
Дрожат на ласковом ветру.

Костры вокруг сухого древа;
Избрали майской королевой
Мою весёлую сестру.

Она смеется — я немею.
Вдоль стана девственного змеем
Чернеет толстая коса.

Она хохочет — и молчаньем
Я ей невольно отвечаю,
Кляня слепые небеса.

Отныне ей — иная роль.
Где королева — там король.

Луна свой первый луч прольёт,
И он придёт, придёт, придёт…

Персефона — Аиду

Февраль на изломе, и чёрной водой
Он плачет — измученный, тощий, седой —
К весне, словно к смерти, готовый.

Огней путевых вновь воскреснувший след
К живым меня манит — на волю, на свет;
Разбиты и смяты оковы.

Там матушка ждёт; отпусти же меня
До первого зимнего, тёмного дня
(Три зёрнышка стынут в ладони).

Я в косы, как девушка, ленты вплету,
Вдохну полной грудью весны пестроту
(Не бойся, я помню, я помню).

О, жажда! Полей разнотравье хочу
Впитать в себя рьяно, отдаться лучу,
Как будто не луч он — любовник.

Огней путевых вновь воскреснувший след
К живым меня тянет — на волю, на свет;
Но вечно бессмертный покойник

Стоит позади, словно странная тень,
Собой расколовшая солнечный день.

Возлюбленный русалки

«Тебе вручу я жемчуга,
Гвоздику, перец, кардамон.
Как ночь безлунная долга —
Так долог твой бессмертный сон.

Прими, царевич, от меня
Шелка, монеты, серебро.
Так звёздный луч, к себе маня,
Ласкает голое бедро.

Проснись, желанный! И ответь:
Согласен ль ты мне мужем стать?
Представь, как будет тяжелеть
Под нами брачная кровать.

И древний колокол, что спит
На дне морском не первый год,
Для нас с тобою зазвучит,
Для нас с тобою запоёт.

Царевич, милый, дай ответ!»
Увы — но скованы уста
Молчаньем вечным. Лишь рассвет
Мерцает на спине кита…