Еловое кладбище

Осыпалась ёлка
В гробнице хрущёвки.
Что толку,
Скажи мне,
Что толку
В секундной такой красоте?

Её отнесём мы
(Садовые гномы
Из детских альбомов
Несут так, наверно,
Цветов невесомых
Бумажный букет

В игрушечных ручках),
Чтоб дальше не мучать

Во двор.

Еловое кладбище
Возле подъезда.
Зима не прошла ещё;
Знай своё место,

Увядшая,
Тощая,
Прежде бессмертная,
Лишённая «вечно»
И просто «зелёная»,

Иголки, гирлянды, звезду потерявшая,

Вот здесь твоё место — умри.

Январю

Январь, прокаркай мне судьбу
И урони перо
На снег. Три птицы пропоют,
Что днём черным-черно.

Что ночь белее, чем фата
У ласковых невест.
Три птицы, три сухих куста —
Ободранный насест.

Зима как будто хочет скрыть
Деревьев наготу.
И кистью снежной маляры
По голому хребту,

По лесу, что давно сгорел,
Проходятся опять.
Январь, накаркай в январе
Мне тёплую кровать.

Подушку — мягкую, как воск
(В ней пёрышек не счесть).
Мой мир озяб, продрог, замёрз —
Так не скупись на шерсть.

И пусть три птицы — три сестры
Всю зиму будут петь.
Ты только жги со мной костры,
Ныряй ко мне под плед…

***

И ночь тиха,
И снег нездешне-бел.
Квартирный ангел всё уже отпел.
Не дотянусь я остриём стиха
(Познавшая все стороны греха)
До сути этой ночи.
Но, клянусь
(Точнее, верю очень),
Что спущусь
(Когда умру)
На рёбра снежных крыш
Жемчужной тенью.

Слышишь?
Разрешишь?