Мой город болен

Мой город болен, как и я, —
Дождливой, бледной хворью.
Как будто клякса ячменя
Горит под левой бровью.

Мой город болен — он ослеп,
Исчёркан серой пылью.
Витрин пустых стеклянный склеп
И призраков засилье.

Мой город болен — он оглох,
И кровь его всё жиже.
Готов издать последний вздох
Он под луною рыжей.

Мой город болен, колченог,
И всё в нем — зыбко, хлюпко.
Гнездовье зданий и дорог
Дрожит в тумане хрупком.

Мой город болен, как и мы —
И тьма его всё шире…
Дожить бы до седой зимы
В отглаженной квартире.

У нас ещё будет свой Питер

У нас ещё будет свой Питер —
Дурманящий, праздно-ленивый.
Медовые воды залива
И солнца закатного нити.

У нас ещё будет свой город,
Воспетый в мещанских романсах.
Тупою иглой декаданса
Зашит он и снова распорот.

И в брюхе его обнажённом —
Любовь, и тоска, и смятенье.
И длинные бледные тени —
В прыжке по ростральным колоннам.

И свежесть, и затхлость, и холод,
И рюмочных пульс беспрерывный.
И мы — сумасшедше наивны,
Что сможем играть в этот город.

Свой Питер у нас ещё будет —
Открыточный, чёрный, солёный.
Соборы, мосты и колонны,
И люди — смятенные люди…

В умирающем ноябре

Под ногами серая вода,
И в продрогшем небе тоже серо.
Только одинокая звезда
Всё ещё сгорает за портьерой.

Осень умирает старым псом,
Брошенным хозяйкою на даче.
В листопаде слышится псалом,
А в дожде — затихший лай собачий…