Пасхальное

Последний день поста,
И стол ещё пустой.
Три линии креста
Над розовой звездой.

Четвёртую вот-вот
Прочертит небосвод.

Последняя черта —
И смерти больше нет.
Победою Христа
Затеплится рассвет.

У смерти — только смерть,
А нам — любить и петь.

***

Прикована к смутному времени
В нищете ледяных дворцов.
Но капля за каплей по темени
Бьёт таинственный древний зов.

А.А. Ахматова

Мне снилась зимняя деревня
(Времён таинственных и древних),
Кольцом лесным окружена.

Сосновый дух и дух медовый,
Священник старый и суровый,
Церквушка у реки черна.

А в ней (так странны сновиденья!)
В углу свернулся полутенью
Птенец, спасённый, — кем? Когда?

И я в тот миг прекрасно знала
(Под толстым лёжа одеялом) —
Он есть, Он всюду. Навсегда.

Несовершенный сонет

Васеньке

Теперь молиться я хочу
С твоей рукой в руке моей, и
Невзрачность маленькой молельни
В тот миг весёлому грачу

Равна; он гордо ввысь взлетает,
Подобный сотням лебедей;
Молитвы слаще и светлей
Моя душа, клянусь, не знает.

Молельни тихой потолок
Изрезан светом первозданным;
Ведь рядом ты — мой богоданный,
Первейший смысл этих строк.

Теперь молитву я творю,
Во сне твою сжимая руку,
И внемлю я, как внемлет звуку
Звонарь, увидевший зарю.

Вот-вот раздастся пенье птиц,
И он им звоном колокольным
Ответит вновь; так я невольно
Из-под опущенных ресниц

Гляжу на мир чудесной свой —
Он воплощён в тебе, тобой.