Опять весна

Трупы уличных котов и голубей
Обнажились; сходит снег зловонной лужей.
И квадрат окна всё утро голубел
Посвежевшим небом; мне не стало хуже.

Мне не стало лучше. Новая весна
Ничего и никому не обещала.
А квадрат заголубевшего окна —
Это мало для надежды.

Слишком мало.

Вечерние цвета

Самосожженье мотыльков
У жёлтой лампы.
В углу белеет молоко,
И чёрной лапой

В него залезет толстый кот
Через минуту.
Всё это знаю наперёд
Я почему-то.

И миска в пыльном уголке
Не опустеет.
Мурлыкнул кот: «Ещё налей»,
Потом растенье

(Оно тут много лет живёт,
Но не засохло)
Свалил нечаянно. Ну, кот!
Держись, пройдоха!

Но гнев забудется почти
Что моментально.
А стая мотыльков летит,
Летит на пламя…

Долгая зима

Такая долгая зима,
Такая маленькая я,
И слишком много февраля —
И слишком просто разломать

Внезапно похудевший лёд;
Уйти б на дно, задраить люки.
Так много нежности и скуки,
Так долго, долго сердце ждёт.

Такие маленькие мы,
А снег суров и бесконечен,
Так долго, долго жду я встречи
Со всем, что ждёт конца зимы.

Такая долгая зима,
Такая маленькая я,
И слишком поздно для меня —
Большая тьма.
Сплошная тьма.